Я /МЫ ИВАН ГОЛУНОВ!


Быть поющими ведущими очень непростая задача


Текстовая версия


О том, как создаются горячие музыкальные композиции «Мурзилок» - OnAir.ru

Почти два десятилетия на «Авторадио» (входит в холдинг «Газпром-медиа») звучат голоса Брагина, Гордеевой и Захара. 16 лет поющие ведущие будили страну по утрам, а осенью 2017 года, после революционной рокировки в эфире «Авторадио», прочно закрепили за собой вечер. С тех пор шоу «Мурзилки Live» бодрит автолюбителей страны в прайм-тайм по дороге с работы домой, а в новой современной студии ведущих стало появляться еще больше известных гостей. Больше живых концертов звезд звучит в эфире, больше появляется музыкальных пародий от поющих ведущих. «Утром в газете, вечером в куплете» — это про них. За пять минут в песенной форме Брагин, Гордеева и Захар могут подвести итог любого дня! О том, как создаются горячие музыкальные композиции «Мурзилок», что влияет сегодня на развитие радио, чем поющие ведущие лечат голосовые связки, если возникают проблемы, и о многом другом они рассказали AdIndex.

Когда в 2017-м «Авторадио» запустило интригующий ролик с посланиями «Грядет время больших перемен», «Мир уже никогда не будет прежним!», предположений возникло множество. Одно невозможно было представить — утренний эфир «Авторадио» без «Мурзилок».

Гордеева: И тем не менее, уже полтора года мы успешно существуем в вечернем эфире, и это нас радует. Когда люди так долго на одном месте и в одном составе, нужны какие-то новые проекты, встряски, крупные события. Например, у нас были студии в столицах Олимпийских игр, мощным толчком для шоу стал 2009 год, когда начались живые концерты музыкантов. Был период, когда вещали с Останкинской башни, и еще шикарнейший проект, когда шоу выходило в эфир с борта «Яхты Авторадио», курсирующей по Москве-реке. Вообще, за эти годы мы напридумывали такое количество разных идей, что дальше нам оставалось только перевернуть все с ног на голову.

Захар: К тому же на «Авторадио» появились талантливые молодые ребята, ведущие шоу «Поехали», и руководство решилось на такой эксперимент — поменять нас с ними местами.

Брагин: Конечно, мы могли бы еще долго зажигать по утрам, но хочется идти в ногу со временем. Сегодня изменился сам ритм жизни, никто уже не приезжает домой в шесть-семь вечера, в лучшем случае в девять часов. Еще лет шесть назад вечернее шоу на радио было не так актуально, его попросту некому было слушать. А сейчас слушателей в этом сегменте достаточно, и все они в автомобиле. Шоу «Мурзилки Live» с живым звуком, живыми концертами, горячими новостями отлично вписалось в вечерний формат. И то, что происходит сейчас, мне нравится — это движуха!

Захар: К тому же появился отличный шанс блеснуть интеллектом, ведь к вечеру собирается невероятное количество новостей. Для того чтобы обсудить их с точки зрения эрудированных людей, коими мы и являемся, мы и заняли вечерний сегмент эфира. А еще вечером петь проще — голос просыпается.

Гордеева: Но самый главный плюс рокировки — наконец-то мы стали высыпаться! (Смеется.) Да и нашим звездным гостям легче, ведь многие певцы отказываются с утра петь... Теперь у нас в студии больше гостей, больше музыки, больше общения, но только по вечерам — с 18.00 до 21.00.

Кто такие поющие «Мурзилки» и когда они зажигают в эфире, знает сегодня любой радиослушатель. А вот если вернуться к истокам, откуда взялось такое название у шоу?

Брагин: Не побоюсь громких слов, но это название с нами еще с конца прошлого века, когда народ знал не только нас, но и нашего «тезку» из журнала «Мурзилка».

Гордеева: Хотя на самом деле желтый мишка с фотоаппаратом не имеет к нам никакого отношения. Просто когда появилась потребность в названии для утреннего шоу, наш саунд-продюсер, который и поныне с нами, сказал: «Да пусть хоть «Мурзилки International», какая разница?» Радио развивалось быстро, форматы менялись молниеносно, никто и не думал, что это затянется так надолго.

Захар: Потом уже мы начали шутить, что шоу живет так долго потому, что в слове «Мурзилки» есть «МУР» и «ЗиЛ» — столпы, на которых можно еще долго и долго держаться. И вот почти 19 лет мы живем с названием «Мурзилки», уже поздно менять его на что-то более солидное. (Смеется.)

За эти 19 лет, наверное, очень многое поменялось не только в мире, но и в работе радиоведущих?

Брагин: Конечно. Появился интернет, новые технологические возможности… Мир изменился, и мы вместе с ним. Сейчас даже на радио невозможно обойтись без видеоконтента, прямых трансляций в Сети. Понятно, что и радиоведущий уже вынужден быть фотогеничным, симпатичным, не в телогрейке на работу приходить. Важно, как он себя ведет, как общается с аудиторией.

Гордеева: Нашу новую студию можно адаптировать под любое настроение — за счет больших плазменных панелей превратить в пещеру или замок, создать атмосферу клубной жизни или приятного отдыха на море. Можно менять фоновую подсветку, от красной до синей, зеленой — любой. Это целый многофункциональный комплекс, позволяющий проводить полноценные live-трансляции, задействовать все возможности интернета и социальных сетей для продвижения проекта.

Захар: А раньше мы гоняли по студии на креслах с колесиками вдоль огромных стен с компакт-дисками. Вот идет программа по заявкам: «Поставьте мне такую песню, нет, я передумал, поставьте мне другую». Задаешь слушателю вопрос, и пока он отвечает, носишься по алфавитным указателям, ищешь нужную пластинку с нужной песней. Сейчас все забито в компьютере, плейлист в готовом виде приходит к тебе от музыкальных редакторов. С одной стороны, конечно же, все стало гораздо проще, а с другой — возникает порой ощущение, что чего-то не хватает для души, что ли…

Брагин: Я тоже с ностальгией вспоминаю те времена, когда набирал себе на программу фонотеку, подбирал плейлист и дарил радиослушателям именно то, что хотел поставить, то, что привез откуда-то с Запада: «Вау, ребята, я сейчас вам такое покажу...» И у тебя мурашки по коже в этот момент: «Это есть только у меня, и я сейчас это поставлю в эфир».

Гордеева: Сегодня это все называется «радийной анархией». А тогда это было творчеством.

Сейчас миром правят хайпы и соцсети. А на ваш эфир они тоже влияют?

Захар: Ну, мы отталкиваемся все же от новостной ленты, а не от того, что требует обсуждать условный «ВКонтакте».

Гордеева: У нас свой внутренний сценарий и свое понимание того, что происходит. При этом достаточно высокая вариативность, то есть мы можем втроем вместе с продюсером принять решение в зависимости от того, какие у нас гости или что диктует сегодняшний день. А наши слушатели с большой охотой подключаются к обсуждению заданных нами тем, потому что они горячие, актуальные именно сегодня.

Брагин: Хотя, несомненно, интернет-пространство оказывает влияние и на нас: например, у нас очень активный YouTube-канал, который совершил огромный скачок за прошлый год. Сейчас число подписчиков канала «Авторадио» на YouTube приближается уже к миллиону, и это рекорд для отечественного радио. И, видимо, секрет в том, что у нас в шоу нет жесткого музыкального формата! А такую вольность на радио не каждый может себе позволить. В часе с 20.00 до 21.00 может звучать рок, рэп, попса, джаз, классика, этно, инди-поп и т. д. Мы открыты всему! Нам и слушателям интересно, как звучат, например, сейчас вживую звезды 90-х или 80-х. Как поют молодые исполнители, которые занимают лидирующие позиции в различных хит-парадах. Сохранился ли голос у старых рокеров. Одно дело слушать студийные записи, и совсем другое — здесь и сейчас, без всяких «плюсов». В этом уникальность нашего контента, который мы поставляем на YouTube. Поэтому мы постоянно в поиске, чтобы и радиослушателям, и зрителям в интернете было с нами интересно.

Очень мало радиостанций, чей контент можно реально «крутить» на YouTube, смотреть не один раз. Живые концерты и, конечно, ваши музыкальные композиции на злобу дня пользуются популярностью. Наверное, нелегко каждый день выходить в эфир с новой песней?

Гордеева: Этот механизм отлажен и работает уже долгие годы.

Брагин: Просто 40 лет назад родился гениальный человек — Олег Ломовой, наш постоянный автор и креативный директор холдинга ГПМ Радио. Олег с нами с самого начала, и надо отдать должное тому режиму, в котором он работает. Когда-то мы всего один раз в неделю записывали песни на актуальные темы, а сейчас это ежедневный формат, к тому же работаем мы онлайн. Появляются новости, мы решаем, что нам интересно, и сообщаем Олегу. И он, где бы ни находился, в любой точке мира, садится и пишет песню на заданную тему.

Гордеева: Олег вышел на такой темп еще во время Олимпийских игр, когда у нас были студии в Ванкувере, Лондоне и Сочи.

Голос — главный инструмент для радиоведущего, а уж для поющего ведущего тем более. Что вы делаете, чтобы сохранять его здоровье и работоспособность?

Брагин: Ничего особенного, если честно. Наверное, стоит посадить в студии дежурного фониатра. (Смеется.)

Гордеева: Ну, периодически мы попадаем к фониатрам. Конечно, нам говорят: «С такой работой вам профилактику постоянно нужно делать!» Мы отвечаем: «В следующий раз обязательно!» Вроде все встало на место, все работает, ну и ладно… И так до следующего «инцидента».

Певица Адель, собравшая все мыслимые музыкальные награды, в итоге нажила несколько операций на связках и ушла со сцены...

Гордеева: Мы не Адель, во-первых. И что хорошо — нас трое: если кто-нибудь теряет голос, двое других могут подстраховать, пока третий восстанавливается. Хуже, когда происходит что-то подобное на концертах, выступлениях. Вот это катастрофа.

Захар: Бывает, «срабатывает» психосоматика, и все. С нашей Гордеевой, кстати, так было однажды: «Дискотека 80-х», нам выходить, 30 тысяч зрителей на стадионе — а голоса нет. Приезжает фониатр, прокапывает связки, восстанавливает их — на пару часов хватает.

Есть какие-то отработанные средства экстренного восстановления в таких случаях?

Брагин: У нас есть фониатр, известный на всю страну. В Сочи на Олимпиаде связки были вообще очень перенапряжены, поскольку мы много орали, а вести приходилось по два эфира в день, утром и вечером. Еще наша сборная по хоккею играла с кем-то, после матча я походил, поорал, и у меня пропал голос. Звоню врачу, говорю: «Что делать?» Она отвечает: «Поговори сейчас в трубку... Так, понятно, срочно в аптеку, берешь то-то и то-то и сейчас же забрасываешь в себя». И действительно, помогло. Может, лекарства, может, вера во врача, но сработало.

Захар: В 2002 году я поехал в Японию, это была первая спортивная командировка от «Авторадио». На первом же матче поорал и потерял голос на несколько дней. С тех пор, на каких бы соревнованиях ни оказался, я не кричу. Мне говорят: «Какой-то ты болельщик никакой…» А я просто знаю, что потом мне выходить в эфир.

Быть поющими ведущими, оказывается, очень непростая задача… Оставаться так долго на пике популярности — на что это похоже?

Гордеева: На марафон, где каждый день — решающий победный рывок.

Захар: Напоминает бег по эскалатору, когда нужно бежать наверх, чтобы не съехать вниз, а добравшись до вершины, удержаться.

Брагин: Но самое главное, сохранить этот результат было бы невозможно без команды настоящих единомышленников, которая всегда с нами.

Шоу «Мурзилки Live» часто называют самым титулованным на радио. Если не секрет, сколько всего у вас профессиональных наград?

Брагин: Боюсь, вспомнить все — непосильная задача: за время существования шоу наград накопилось немало. Одних «золотых микрофонов» премии «Радиомания», наверное, около двух десятков.

Захар: Награды мы храним коллективно в «Музее Авторадио», устроим себе как-нибудь экскурсию и пересчитаем все лично...


867 ONAIR.RU 21.03.2019 TEXT АРХИВ Прислать свою новость!







ПОМОЩЬ ПРИ ВСТУПЛЕНИИ В СРО И ПОЛУЧЕНИИ ДОПУСКОВ ЗА МИНИМАЛЬНЫЙ СРОК


Перекресток

OnAir.ru

При полном или частичном использовании материалов активная индексируемая ссылка на сайт OnAir.Ru обязательна! Портал работает на PortalBuilder2 R5 HP.Свидетельство на товарный знак №264601, №264991 Российское агентство по патентам и товарным знакам.

Условия использования - Политика конфиденциальности - О защите персональных данных

Мобильная версия сайта

https://maktech.ru/makdrive/zadvizhki-s-elektroprivodom/